Как блокчейн меняет доверие в реальном мире

Интернет-издательство Криптор посвященное криптотехнологиям, проблемам приватности и безопасности опубликовал интересную статью посвященную блокчейну. С их позволения мы дублируем интересный материал.

Одна из вещей, которые отличают развитые страны от не очень — это доверие между людьми. В маленьких городках и деревнях доверие может держаться на том, что все друг друга знают. Но в быстро урбанизировавшихся обществах вроде российского, где люди оказались относительно быстро вырваны из одной среды, не успев до конца встроиться в другую — как обычно, в таких случаях приводят в пример то, что соседи по лестничной площадке часто не знакомы друг с другом — это уже не работает. Здесь уже приобретает значение другой фактор — прочность институтов. Чувство большей безопасности и комфорта в какой-нибудь уютной центральноевропейской стране держится на презумпции качественной работы институтов, государственных и общественных, от полиции до благотворительности, а вовсе не на вере, что люди там более честные и порядочные сами по себе. Люди везде более-менее одинаковы — различается только уровень доверия между ними. И сильные институты в индустриальную эпоху вернули людям доверие уровня маленькой общины.

Но в постиндустриальном обществе качество их работы удовлетворяет всё меньше. Что-то не так с самими институтами или просто человек XXI века ставит повышенные требования, которые старым системам не под силу удовлетворить — вопрос дискуссионный. Факт в том, что они стали слишком непрозрачны, слишком громоздки и, главное, слишком медлительны для современных темпов жизни. На смену им приходят технологии — теперь они должны обеспечить современному человеку тот уровень доверия, который необходим для комфортной жизни.

О том, как технологии, включая блокчейн, меняют взаимоотношения между людьми, удовлетворяя фундаментальную потребность во взаимном доверии новыми способами — выступление Рейчел Ботсман на TED в июне этого года:


Рейчел Ботсман — приглашённый профессор Оксфордского университета, рассказывает о том, как технологии позволяют доверию менять образ нашей жизни, работы и потребления. Её идея «совместного потребления», изложенная в книге What's Mine Is Yours в соавторстве с Ру Роджерсом, была включена журналом TIME в «10 идей, которые изменят мир» и попала в список «Прорывных идей 2015 года» Thinkers50.

Так называемые системы сдержек и противовесов стали уже системами задержек и перевесов. Призванные когда-то не допускать концентрации слишком большой власти в руках слишком малого числа людей, сейчас они мешают источнику власти как таковой — т.е. народу — ей распоряжаться. В результате принцип демократии «мы доверяем нашим политикам, чтобы они представляли наши интересы» превратился в «мы больше не доверяем нашим политикам, потому что система стала слишком сложной и медленной, чтобы удовлетворять наши запросы».

О том, что технологический прогресс будет двигать людей к прямой демократии, говорили давно. Но с точки зрения сегодняшнего дня картина будущего уже выглядит немного иначе: вместо прямой демократии, прогресс движет нас к распределённой демократии. Т.е. к системе самоуправления общества, в котором оно не просто сокращает число промежуточных этапов между своим запросом и ответом на него в виде закона, а просто перестаёт нуждаться в государства во многих вопросах. Мы уже живём в мире в целом от государств информационно независимом. На очереди — финансовая независимость, валюты, эмитируемые частными лицами или общественными организациями на основе общественного же консенсуса. Биткоин является первым и главным примером этой валюты — именно консенсус большинства определяет его вид и будущее. Что дальше? Возможно, независимость инфраструктурная: развитие самоуправляемых автомобилей, частной космонавтики и даже эксперименты с гиперлупами ведут к тому, что одна из важнейших со времён Древнего Рима функций государства — строительство дорог — тоже может перейти в ведение общественного консенсуса. И так далее, и тому подобное. Можно даже предположить, что станет последним бастионом для распределённой демократии: оружие и безопасность. Возможно, государства будут держаться за монополию на насилие до конца. А возможно, лишившись монополии на деньги, они уже с лёгкостью откажутся от права начинать войны и казнить людей, потому что в этом просто не будет смысла — просто нечего будет защищать, если ты больше не печатный станок.

Причём тут блокчейн?


Вот это самая главная и интересная тема, на мой взгляд, которую Рейчел затронула совсем мимоходом: утрачивая доверие к современным институтам, людям нужен новый фундамент, на котором будет формироваться новое доверие. Понятно, что речь идёт о сетевой структуре. Но из какого материала будут сплетены сами нити этой сети? Blockchain is the answer.

Сейчас сетевые структуры доверия находятся в зачаточном состоянии, расцветая внутри своеобразных хабов, которыми являются платформы: Uber, Airbnb, Bla-bla-car, социальные сети. Мы в достаточной степени доверяем этим хабам, но их число неуклонно будет расти и вопросы их прозрачности, доверия к ним будут расти тоже. Блокчейн как принцип, который исключает возможность обмана, удаления информации задним числом, подтасовки — да элементарно даже «стирания личности», которым нас пугали антиутопии и боевики конца XX века — и должен быть этим самым суперматериалом, на котором будет держаться вся ткань будущего общества.

Сейчас мы доверяем платформам не только потому, что они бизнес и должны, по идее, мыслить рационально и заботиться о своих клиентах. Но ещё и потому, что на заре любой технологии, любого прорыва — а мы сейчас именно на этом этапе истории — всегда были романтики, а не прагматики. И технологический мир сейчас живёт на принципах этики, сформулированных отцами-основателями Кремниевой долины и стартапов-мультимиллиардеров, которым прорывная технология важнее денег хотя бы просто потому, что денег у них и так больше, чем им надо. Это принципы дружелюбности к пользователю, выгоды честной политики, борьбы за свободу информации и так далее, которые сейчас отстаивают все технологические гранды планеты: от Тима Кука до Павла Дурова.

Но за романтиками приходят прагматики, за предпринимателями — администраторами, да и гарантий безоблачного будущего купающихся в деньгах технологических стартапов никто не может дать — всегда возможен кризис доткомов 2.0 или что-нибудь ещё в этом духе. В конце концов, идеологи стартапов бывает, порой, просто умирают — а мы потом читаем грустные посты в «Фейсбуке» что без И. компания «Я» уже не та.

Поэтому доверие, без которого просто невозможна благополучная жизнь любого общества, в любую эпоху, должно держаться всё-таки на чём-то более фундаментальном, чем вера в благие намерения и этический кодекс отцов-основателей. Отцы-основатели США оставили после себя Конституцию, которой хватила уже почти на три столетия. Отцы-основатели нового будущего тоже должны оставить что-то после себя. И, возможно, это во мне говорит профессиональная деформация сейчас, но я искренне уверен, что Конституцией нового мира, железным принципом, на котором будет держаться доверие людей к другу и все вытекающие из этого возможности: от возможности строить бизнес, встречаться и любить, до возможности в любой момент поехать куда угодно и жить где угодно — будет блокчейн. По крайней мере, на данный момент, он подходит для этого лучше всего.

Источник

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.